Последствия операции на кишечник новорожденному

Последствия операции на кишечник новорожденного

Симптомы непроходимости кишечника зависят от ее уровня. При высокой кишечной непроходимости рано возникает рвота (рвота с примесью желчи — всегда тревожный симптом). Вздутие живота обычно выражено незначительно. Наоборот, низкая кишечная непроходимость проявляется после первого дня жизни, когда возникает резкое вздутие живота и рвота. На непроходимость кишечника указывает отсутствие отхождения мекония.

2. Как проводится дифференциальный диагноз непроходимости кишечника у новорожденных?

Осматривают область заднего прохода, чтобы исключить его атрезию. Затем производят обзорную рентгенографию брюшной полости. Степень наполнения кишечника газом зависит от уровня непроходимости. Попыток дифференцировать непроходимость тонкой и толстой кишки не предпринимают.

а) Высокая непроходимость (газа в кишечнике мало):
— Атрезия или стеноз двенадцатиперстной кишки.
— Незавершенный поворот кишечника с заворотом средней кишки.
— Атрезия тощей кишки.

б) Низкая непроходимость (газа в кишечнике много):
— Атрезия подвздошной кишки.
— Мекониальный илеус или мекопиальпая пробка.
— Болезнь Гиршпрунга

Толстокишечная непроходимость

3. В каких случаях показано контрастное рентгенологическое исследование желудочно-кишечного тракта?

При перитоните или наличии свободного газа в брюшной полости незамедлительно производят диагностическую лапаротомию. При незавершенном повороте кишечника контрастное рентгенологическое исследование верхнего отдела желудочно-кишечного тракта выявляет отсутствие типичной подковообразной формы двенадцатиперстной кишки; переход ее в тощую происходит в правом верхнем квадранте живота. Петли тонкой кишки расположены справа внизу.

Нередко имеется расширение двенадцатиперстной кишки с уровнем жидкости. При атрезии двенадцатиперстной кишки видна растянутая двенадцатиперстная кишка, оканчивающаяся слепо. Ирригоскопия оказывает большую помощь в диагностике непроходимости толстой кишки, а при мекопиальиом илеусе — даже терапевтическое воздействие.

Данные ирригоскопии по типу непроходимости:
а) Атрезия подвздошной кишки. Микроколоп; заброса бария в терминальную часть подвздошной кишки нет.
б) Мекониальный илеус. Микроколоп; заброс бария в терминальную часть подвздошной кишки с дефектами заполнения.
в) Мекониальпая пробка. Толстая кишка нормальных размеров; крупные дефекты наполнения в левой ее половине.
г) Болезнь Гиршпрунга. Сужение прямой и сигмовидной кишок; расширение проксимальных отделов толстой кишки.

4. Какова клиническая картина атрезии тощей кишки? Чем отличается атрезия двенадцатиперстной кишки от атрезии тощей?

Атрезия желудочно-кишечного тракта может локализоваться па любом уровне: в двенадцатиперстной кишке (50%), тощей (45%) или толстой (5%). Атрезия двенадцатиперстной кишки обусловлена тем, что на 8—10 неделе внутриутробного развития не произошла ее реканализация. Причина атрезии тощей и толстой кишок — нарушения внутриутробного развития сосудов брыжейки.

а) При атрезии двенадцатиперстной кишки первым симптомом бывает рвота с примесью желчи (в 85% случаев атрезия локализуется ниже фатерова соска). В первый день жизни значительного вздутия живота нет. Приблизительно в 25% случаев атрезии двенадцатиперстной кишки сопутствует трисомия 21-й хромосомы. Классический признак атрезии двенадцатиперстной кишки — два газовых пузыря на обзорной рентгенограмме брюшной полости — растянутый желудок и верхняя часть двенадцатиперстной кишки.

При стенозе двенадцатиперстной кишки или незавершенном повороте кишечника с заворотом средней кишки газ обнаруживается и в тонкой кишке. В таком случае необходима контрастная рентгенография верхнего отдела желудочно-кишечного тракта для исключения незавершенного поворота кишечника с заворотом средней кишки. Для коррекции атрезии двенадцатиперстной кишки накладывают дуоденодуоденальный анастомоз.

б) При атрезии тощей кишки рвота с примесью желчи и умеренное или резкое вздутие живота возникает на второй—третий день жизни. Обзорная рентгенография брюшной полости выявляет растянутые кишечные петли с уровнями жидкости; ирригоскопия — микрокодов. Заброса бария в растянутые кишечные петли нет. С другими пороками развития атрезия тонкой кишки сочетается редко. Для коррекции атрезии накладывают анастомоз конец в конец с ограниченно резекцией кишки или без нее.

в) При атрезии толстой кишки рвота с примесью желчи возникает после второго дня жизни; имеется умеренное или резкое вздутие живота. Меконий не отходит. При обзорной рентгенографии брюшной полости выявляются растянутые кишечные петли с уровнями жидкости, указывающие на низкую кишечную непроходимость; при ирригоскопии — микрокодов, причем толстая кишка как бы “обрезана”. Приблизительно в 20% случаев атрезия толстой кишки сочетается с пороками развития сердца, костно-мышечной системы, стенки живота, других отделов желудочно-кишечного тракта. Для устранения атрезии толстой кишки делают ее ограниченную резекцию с наложением первичного анастомоза.

5. Клиническая картина незавершенного поворота кишечника с заворотом средней кишки. Показано ли при нем экстренное хирургическое вмешательство?

На 6-12 неделе внутриутробного развития кишечник выходит из брюшной полости, растет, а затем возвращается в нее, поворачиваясь при этом против часовой стрелки, и фиксируется. При незавершенном повороте кишечника нарушается процесс его поворота и фиксации. Последняя происходит неправильно, вследствие чего узость основания брыжейки предрасполагает к завороту кишки. Вращения средней кишки вокруг снабжающей ее кровью верхней брыжеечной артерии (незавершенный поворот кишечника с заворотом средней кишки) приводит к обструкции кишки с нарушением кровообращения (странгуляционной непроходимости).

В связи с угрозой ишемии кишки показано экстренное хирургическое вмешательство. Промедление грозит некрозом всей средней кишки и смертью. При незавершенном повороте кишечника с заворотом средней кишки у здорового до того новорожденного или у более старшего ребенка, не имеющего в анамнезе хирургических операций, возникает рвота с примесью желчи, вздутие живота и шок той или иной степени. Обзорная рентгенография брюшной полости выявляет два газовых пузыря и газ в дистальной части тонкой кишки.

При тяжелом состоянии ребенка никакие другие исследования не нужны. Показана лапаротомия. Если диагноз вызывает сомнения, а состояние ребенка стабильное, производят контрастное рентгенологическое исследование верхнего отдела желудочно-кишечного тракта. Ирригоскопия не показана. Она позволяет диагностировать незавершенный поворот кишечника, но исключить заворот средней кишки с ее помощью невозможно. При лапаротомии производят коррекцию незавершенного поворота кишечника с резекцией тонкой кишки или без нее, в зависимости от тяжести ишемического повреждения кишки.

6. Что такое мекониальный илеус? Чем он отличается от мекониалыюй пробки?

а) Мекониальный илеус представляет собой закупорку терминального отдела подвздошной кишки вязким липким меконием. Почти всегда мекониальный илеус связан с муковисцидозом, хотя описаны его случаи у недоношенных в отсутствие муковисцидоза. Муковисцидоз наследуется аутосомно-рецессивно. В результате трех основных парных делений на 7-й хромосоме нарушается транспорт хлоридов в апикальных мембранах эпителиальных клеток. Сочетание повышенной вязкости слизи, образуемой измененными железами слизистой кишечника с недостаточностью поджелудочной железы приводит к повышению вязкости мекония и закупорке им просвета терминальной части подвздошной кишки. У 15% новорожденных с муковисцидозом развивается мекониальный илеус.

На 2—3-й день жизни возникает непереносимость пищи, рвота с примесью желчи и вздутие живота. Живот при пальпации мягкий, тестоватый. На обзорной рентгенограмме брюшной полости видны многочисленные расширенные кишечные петли без уровней жидкости (низкая кишечная непроходимость), иногда нижний правый квадрант живота имеет вид матового стекла (симптом Нейхаузера). Ирригоскопия выявляет микрокодов и многочисленные мелкие дефекты наполнения в терминальной части подвздошной кишки (густой меконий). В противоположность большинству форм кишечной непроходимости у новорожденных, при мекониальном илеусе к хирургическому вмешательству прибегают только при неэффективности консервативного лечения, сочетанию с другими пороками развития (например, атрезией кишки) или осложнениях (завороте или перфорации кишки).

При неосложненном мекониальном илеусе в 60% случаев эффективны клизмы с амидотризоатом натрия (гастрографин) и промывания прямой кишки. Цель хирургического вмешательства, если оно показано, — удаление мекония, закупоривающего кишку, путем ее ограниченной резекции или энтеростомии с эвакуацией мекония и промывания дистальной части кишечника.

б) При мекониальной пробке имеет место закупорка толстой кишки густым меконием. В отличие от мекониального илеуса мекопиальная пробка редко (менее чем в 5% случаев) связана с муковисцидозом. Иногда она наблюдается при болезни Гиршпрунга, поэтому при ней обязательно делают аспирационную биопсию прямой кишки, чтобы исключить последнюю. Кроме того, всем больным определяют концентрацию хлоридов в ноте или проводят генетическое исследование для исключения муковисцидоза.

7. Что такое болезнь Гиршпрунга и энтероколит Гиршпрунга?

Нейроны, иннервирующие кишечник, происходят из нервного гребня. На 5-12-й неделях беременности клетки нервного гребня мигрируют в краниальном и каудальном направлении и рассеиваются в стейке кишки (в мышечном слое они образуют сплетение Ауэрбаха, в подслизистом — Мейсснера). Болезнь Гиршпрунга — следствие нарушения миграции клеток нервного гребня, из-за которого интрамуральные нервные сплетения кишечника не развиваются. Неполноценность иннервации приводит к повышению тонуса толстой кишки и ее непроходимости, скорее функциональной, чем механической.

Обычно болезнь Гиршпрунга наблюдается как изолированный порок развития, по у 10% больных имеется трисомия 21-й хромосомы. У новорожденных с болезнью Гиршпрунга наблюдается нарастающее вздутие живота, рвота, замедленное отхождение мекония или его отсутствие в первые 48 часов жизни. В более старшем возрасте характерны постоянные запоры, вздутие живота, истощение. Объективный осмотр выявляет только резкое вздутие живота. Рентгенологические данные указывают на низкую кишечную непроходимость. Ирригоскопия облегчает диагноз.

Так как болезнь Гиршпрунга поражает наиболее дистальные отделы толстой кишки всегда, а проксимальные — в различной степени, при ирригоскопии выявляется спастическое сокращение прямой и сигмовидной кишок и расширение проксимальных отделов толстой кишки. В пользу диагноза болезни Гиршпрунга свидетельствует замедленная (более 24 часов) эвакуация контрастного вещества. Аганглиоз, выявленный при аспирационной биопсии прямой кишки, подтверждает диагноз. Хирургическая коррекция заключается в резекции пораженного аганглиозом сегмента (прямой кишки и дистальных отделов ободочной) с наложением анастомоза.

Энтероколит Гиршпрунга возникает вследствие застоя кишечного содержимого, избыточного размножения бактерий и повреждения слизистой. В отсутствие лечения он может быстро прогрессировать, приводя к сепсису, шоку и даже летальному исходу (в 10% случаев). В большинстве случаев он развивается у неоперированных больных, но иногда встречается и после радикальной хирургической операции.

8. Что такое инвагинация? Какова терапевтическая тактика при ней?

Инвагинация представляет собой внедрение проксимального отрезка кишки в просвет дистального. Инвагинация кишки приводит к ее отеку, нарушению кровообращения и обструкции. Около 2/3 случаев инвагинации наблюдается у детей до 2 лет. Очевидно, это обусловлено идиопатической гипертрофией лимфоидной ткани терминальной части подвздошной кишки с ее внедрением в слепую (илеоцекальная инвагинация).

Об инвагинации следует подумать, если у здорового до того ребенка 6-9 месяцев появляются схваткообразные боли в животе, рвота и кровянистый стул. Живот обычно вздут. В правом нижнем квадранте или в средней части живота пальпируется объемное образование или возникает ощущение пустоты в правой подвздошной области (симптом Данса (Dance)). При обзорной рентгенографии брюшной полости обнаруживаются симптомы низкой кишечной непроходимости или объемного образования в правом нижнем квадранте живота. Введение в прямую кишку бария или воздуха используется не только с диагностической, но и с лечебной целью.

Ирригоскопия выявляет непроходимость толстой кишки. В вышележащий отдел кишечника барий не попадает. Расправление инвагинации путем осторожного повышения гидростатического давления бариевой взвеси (резервуар с пей поднимают не более чем на 30 см) или давления воздуха (не выше 120 см водного столба) бывает успешным в 90% случаев. При клинической картине сепсиса или перитонита такое расправление противопоказано из-за риска перфорации кишки. Если попытка гидростатического расправления не удалась, показана лапаротомия и ручное расправление. Реже возникает необходимость в резекции кишки и наложении анастомоза. В 5% случаев наблюдается рецидив инвагинации.

P.S. Данса симптом (J.B.H. Dance, 1797-1832, франц. врач) — ощущение пустоты, возникающее при пальпации в правой подвздошной области; признак илеоцекальной инвагинации, обусловленный перемещением инвагинированного участка кишки в правое подреберье.

9. Какие пороки развития не всегда вызывают кишечную непроходимость у новорожденных и остаются недиагностированными?

Хотя в большинстве своем эти пороки диагностируются в первую педелю или в первый месяц жизни, все они, кроме атрезии кишки, могут остаться недиагностированными до старшего детского и даже взрослого возраста.

а) Стеноз двенадцатиперстной кишки. В отличие от атрезии при стенозе имеется только сужение кишки, а не полная обструкция. В первые годы жизни, пока ребенок получает молоко, молочные смеси или кашицеобразную пищу, оно может не проявляется. При перемежающихся болях в животе и симптомах обструкции выхода из желудка показано контрастное рентгенологическое исследование верхних отделах желудочно-кишечного тракта, особенно детям с трисомией 21-й хромосомы.

б) Незавершенный поворот кишечника. В 1/3 случаев незавершенный поворот кишечника диагностируется после первого месяца жизни. Он сопровождается перемежающимися болями в животе и обычно диагностируется при контрастном рентгенологическом исследовании верхних отделов желудочно-кишечного тракта. При возникновении кишечной непроходимости у детей, не подвергавшихся хирургическим вмешательствам в брюшной полости, следует подумать о незавершенном повороте кишечника с заворотом средней кишки.

в) Мекониальный илеус. Дети с муковисцидозом часто страдают запорами. Сочетание запоров и болей в правом нижнем квадранте живота указывает па низкую кишечную непроходимость. Клизма с амидотризоатом натрия используется не только с диагностической, по и с лечебной целью.

г) Болезнь Гиршпрунга. В 1/3 случаев заболевание диагностируется в возрасте старше 1 года. Длительные запоры, не поддающиеся лечению, являются показанием к биопсии прямой кишки, особенно у больных с трисомией 21-й хромосомы. Инвагинация. В 1/3 случаев инвагинация возникает после 2 лет жизни. У 1/3 больных с инвагинацией старше 2 лет имеются предрасполагающие к ней патологические изменения (полип, опухоль, гематома, дивертикул Меккеля).

Источник статьи: http://meduniver.com/Medical/Xirurgia/neproxodimost_kishechnika_u_rebenka.html

Последствия операции на кишечник у новорожденного

Эндохирургическое лечение мальротации кишечника у новорожденных и младенцев

Мальротация кишечника – врожденная аномалия развития, возникающая в результате нарушения вращения кишечной трубки в период эмбриональной жизни [2]. Это заболевание встречается чаще всего у новорожденных и детей первого года жизни, представляя собой широкий спектр отклонений, включающих отсутствие вращения (нонротация), незавершенную ротацию (мальротация) и обратное вращение.

Обязательному хирургическому лечению подлежат пациенты с мальротацией, так как только у них кишечник имеет короткое основание брыжейки, что способствует завороту средней кишки, часто сопровождающемуся неблагоприятным исходом лечения. Безальтернативным методом лечения незавершенного вращения кишечника является процедура Ледда, предложенная американским хирургом William Ladd в 1936 г.

[16]. На протяжении многих десятилетий эта операция выполнялась с использованием лапаротомии. Появление лапароскопии привело к существенным изменениям в технологии выполнения различных операций у детей и затронуло в том числе лечение мальротации. В 1995 г. D. Van der Zee и N. Bax [25] впервые сообщили о лапароскопической коррекции мальротации у новорожденного. Затем в течение 1996 г. E.

Gross и соав. [11] и J. Waldhausen и R. Sawin [26], работая в разных медицинских центрах, опубликовали другие отчеты о применении лапароскопической хирургии для лечения незавершенного вращения кишечника у детей.

С тех пор количество сообщений об успешном использовании лапароскопии постепенно увеличивается, однако описываемые серии по-прежнему насчитывают ограниченное число пациентов [4, 10, 17, 24].

Эти исследования способствовали более широкому распространению малоинвазивных методов лечения, и многие хирургические центры во всем мире теперь применяют минимально агрессивный подход для лечения мальротации кишечника. Вместе с тем до настоящего времени остается не совсем ясным, может ли эта технология использоваться повсеместно в детских госпиталях с оптимальными результатами.

Цель настоящего исследования – продемонстрировать возможность и преимущества лапароскопического лечения мальротации кишечника в группе больных, чей возраст не превышает 3 мес жизни.

Мы выполнили ретроспективный анализ результатов всех операций Ледда, произведенных в Центре хирургии новорожденных Иркутской детской клинической больницы на протяжении 11 лет, с января 2004 г. по декабрь 2013 г. Исследование было одобрено этическим комитетом больницы.

Лапароскопия была внедрена для лечения мальротации в 2004 г. и с тех пор стала постепенно превращаться в предпочтительный подход для коррекции этого состояния.

За все время исследования процедура Ледда выполнена 34 детям: 17 – лапароскопические операции (1-я группа) и 17 – открытые хирургические вмешательства (2-я группа).

Конверсия к лапаротомии стала необходимой у 2 больных 1-й группы и была обусловлена нарастанием гемодинамических расстройств на фоне заворота и ишемии кишечника. Из исследования были исключены также пациенты с врожденной диафрагмальной грыжей, гастрошизисом, омфалоцеле.

В обеих группах было по 11 мальчиков и 6 девочек. Средний возраст больных 1-й группы составил 13,1±9,6 сут (здесь и далее M±SD означает среднее ± стандартное отклонение), 2-й – 12,9±9,6 сут. Средняя масса тела к моменту операции была равна 3326±426 г в 1-й и 3351±407 г во 2-й группе.

Наиболее распространенные клинические симптомы заболевания включали боль или беспокойство, являющееся аналогом болевых ощущений у маленьких детей (59%), эпизодическую рвоту (100%) и кровь в стуле (33%).

В нашем исследовании диагноз мальротация устанавливался на основании нескольких рентгенологических и визуальных до- и интраоперационных критериев: расположение дуоденоеюнального перехода справа от средней линии, размещение слепой кишки под печенью или в центральных отделах брюшной полости.

Современным методом диагностики мальротации, позволяющим определить не только морфологию кишечника, но и его функциональные расстройства, являлось ультразвуковое исследование брюшной полости. Мы придаем большое значение оценке двух ультразвуковых признаков – толщины корня брыжейки тонкой кишки и кровотока в верхней брыжеечной артерии.

Определение заворота первоначально основывалось на измерении размера корня брыжейки, который в случае ротации «средней» кишки вокруг верхней брыжеечной артерии превышал 50% окружности брюшной полости.

Ультразвуковые критерии синдрома Ледда, сопровождающегося заворотом кишечника, включали симптом «штопора» или «водоворота» – графическое выражение направления кровотока в верхней брыжеечной артерии.

Дооперационный диагноз, основанный на данных рентгенологического и ультразвукового исследований, был установлен у 79% пациентов. У остальных 21% больных мальротация выявлена во время эксплоративной операции на органах брюшной полости, произведенной в связи с подозрением на высокую кишечную непроходимость.

Техника операции Ледда.Пациента размещали на операционном столе в положении, обратном положению Тренделенбурга. Выполняли правосторонний поперечный разрез в правом подреберье или полукруглый разрез в околопупочной области.

Принципиальной находкой, определяющей вид реконструкции, являлся заворот, сопровождающийся некрозом обширного сегмента тонкой кишки.

В этом случае производили резекцию некротически измененного сегмента и соединение жизнеспособных кишечных сегментов с помощью анастомоза.

В стандартных ситуациях, не сопровождающихся некрозом кишечной трубки, применяли классическую операцию Ледда, которую начинали с устранения заворота вокруг корня брыжейки по часовой стрелке или против нее (в зависимости от направления торсии).

Затем рассекали перидуоденальные спайки, деформирующие просвет двенадцатиперстной кишки. Дуоденолиз выполняли до тех пор, пока не достигали полного выпрямления двенадцатиперстной и начального отдела тощей кишки.

Корень брыжейки обнажали так, чтобы визуально определялась пульсация верхней брыжеечной артерии. Толстую кишку перемещали в левую половину брюшной полости. Размещенные слева слепую кишку и восходящий отдел ободочной кишки фиксировали к левой половине ободочной кишки.

Производили аппендэктомию инвагинационным способом. После окончания основных этапов операции Ледда послойно ушивали разрез брюшной стенки.

Лапароскопический вариант операции Ледда осуществляли с использованием трехпортового доступа. Ребенка размещали на операционном столе в положении, обратном положению Тренделенбурга с поворотом операционного стола на 30° в левую сторону.

Использовали карбоперитонеум с «мягкими» параметрами – поток 2 л/мин, давление 8 мм рт.ст. Выполняли лапароцентез и устанавливали 3 порта: первый – в левой подвздошной области (оптический), второй – в левом верхнем квадранте (инструментальный), третий – в правой подвздошной области (инструментальный).

Расположение лапароскопа в нижнем отделе брюшной полости обеспечивает лучшую визуализацию порока развития кишечника у новорожденных. При таком размещении портов создается рабочее пространство, достаточное для выполнения операции Ледда.

Однако у пациентов, чей возраст превышал 3 мес жизни, размер брюшной полости позволяет размещать оптический троакар в области пупка.

Выполняли ревизию брюшной полости, чтобы подтвердить диагноз. Для этого с помощью атравматических зажимов приподнимали слепую и поперечную ободочную кишку с целью идентификации связки Трейтца. Если эта связка отсутствовала, то диагноз мальротации не вызывал сомнения и служил показанием к выполнению операции Ледда.

Дальнейшие действия хирурга зависели от того, сопровождался ли синдром Ледда заворотом и некрозом «средней» кишки. При идентификации необратимых нарушений кровообращения в ротированной кишке выполняли конверсию к открытой операции, которая заключалась в резекции пораженного сегмента кишки с наложением анастомоза.

Если заворот «средней» кишки не сопровождался некрозом, то последующие этапы хирургического вмешательства повторяли шаги, которые используются при открытом варианте этой процедуры.

Устраняли заворот, разделяли перидуоденальные спайки, перемещали слепую кишку в левую половину брюшной полости и фиксировали ее к сигмовидной кишке (см. рисунок). Использовали технику no touch (от англ. – без соприкосновения), т. е. без захвата стенки кишки, который может привести к ее травме.

Конверсию к лапаротомии выполнили в 2 (12%) наблюдениях из-за недостаточной визуализации ключевых структур брыжейки на фоне заворота и нарушений мезентериального кровотока.

Интраоперационная фотография. Вид органов брюшной полости после выполнения операции Ледда. Слева находится выпрямленная двенадцатиперстная кишка, справа – толстая кишка, перемещенная в левую половину брюшной полости.

Энтеральное кормление больных после операции начинали с того момента, когда объем потерь по желудочному зонду снижался до 10 мл/кг/сут. После нормализации нутритивного статуса пациентов переводили в хирургическое отделение для послеоперационного лечения.

Пациентов выписывали на основании внутрибольничного протокола, предусматривающего их полную адаптацию к вскармливанию и положительный баланс весоростовых показателей на фоне стабильного гомеостаза.

Контрольные осмотры проводили через 1, 3, 6 и 12 мес после выписки.

По окончании наблюдения за детьми проведено сравнение демографических данных, интраоперационных параметров, ближайших и отдаленных результатов операции. Выполнено статистическое сравнение групп пациентов. Проанализированы дооперационные показатели (пол, возраст и масса тела ко дню операции).

Проведено сравнение интра- и послеоперационных параметров – длительности операции, наличия заворота, времени начала энтерального питания и времени перехода на полное энтеральное питание, продолжительности нахождения в стационаре, частоты послеоперационных осложнений – ранних (раневая инфекция) и поздних (повторный заворот, спаечная кишечная непроходимость), а также летальности. Для оценки средних значений в группах использовали U-тест Манна-Уитни, для оценки категориальных переменных – c2-тест с поправкой Йетса или точный критерий Фишера. Уровнем доверительной значимости принимали p

«Был крохотный и весь в трубочках»: хирурги скроили новый кишечник новорожденному челябинцу

Сёма появился на свет 8 сентября 2017 года

На этой неделе врачи выписали домой малыша, который целый год провёл в стенах Челябинской областной детской больницы.

Всё это время специалисты выхаживали кроху, который родился с весом чуть больше килограмма и едва не погиб из-за некроза кишечника.

Хирургам пришлось провести пять операций и скроить для маленького пациента новый орган. Историей спасения с 74.ru поделилась мама Сёмы Екатерина Редько.

Пятая беременность и последняя надежда

— Сын родился сильно недоношенным, на 28-й неделе беременности. Весил всего 1350 граммов. Это была моя пятая беременность, первые четыре прервались на маленьких сроках. Врачи сделали всё, чтобы в этот раз удалось дотянуть хотя бы до такого срока, когда ребёнка можно выходить.

Мы с мужем мечтали о малыше и верили, что в этот раз у нас всё получится. Когда Сёма родился, в родзале тут же появилась бригада реаниматологов. Они сказали, что будут спасать сына, обнадёжили, что сейчас выхаживают даже 500-граммовых деток, а сын по сравнению с ними был богатырём.

Первые пару дней он провёл на аппарате искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), потом его перевели в отделение.

Прошло две недели, и мы уже немного успокоились, потому что всё шло хорошо, Сёма начал набирать вес. Так получилось, что мест в отделении не было, поэтому меня пускали к сыну днём, а на ночь уезжала домой.

Однажды, приехав утром, сына в отделении я не нашла. Ночью у Сёмы вздуло животик, развился некротический энтероколит. Врачи экстренно перевели его в детскую областную больницу и той же ночью прооперировали.

Родители не ожидали, что малыш окажется на грани смерти, когда всё только стало налаживаться

Эта новость стала настоящим потрясением. Сыну удалили большую часть кишечника и вывели стому. Почти два месяца он жил с трубочкой, выведенной из кишечника на животе. После операции снова ИВЛ, реанимация, палата интенсивной терапии.

Нас с мужем ненадолго пускали к сыну, но его было даже страшно взять на руки — он лежал такой крохотный, весь в трубочках.

Уже потом, когда нас вместе положили в отделение, я потихоньку научилась ухаживать за стомой, менять разные прокладочки, обращаться с катетерами.

После операции Сёма начал терять вес, которого и так очень не хватало. Даже когда стому закрыли, нам поставили диагноз: синдром короткого кишечника. Толстой кишки у него не осталось, всасываться пище было просто негде, она не усваивалась, не вырабатывались ферменты.

Нам назначили специальные смеси, ферменты, чтобы наладить пищеварение, больница купила для сына дорогие катетеры, они помогали «подкармливать» через вену, не допускать воспалений, которые развиваются при длительной инфузионной терапии.

Но оставался вопрос: что нам с этим делать дальше? Неужели всю жизнь ребёнок будет на лекарствах?

Екатерине за последний год пришлось фактически получить новую профессию, помогая врачам спасать сына

В Москве — поток, а в Челябинске — хирурги-ювелиры

Нам предложили поехать в Москву на операцию по удлинению кишечника. Но операцию нужно было ждать. Во-первых, берут на неё только после восьми месяцев, когда ребёнок подрастёт, а вместе с ним и кишечник, чтобы было из чего его перекроить. Во-вторых, туда везут детей со всей страны, и существует очередь.

Сначала мы решили ждать. До операции оставались в больнице, потому что сыну были необходимы капельницы, на них он хоть как-то набирал вес. Но очередь затянулась, и тогда Николай Михайлович Ростовцев (главный детский хирург области. — Прим. автора) предложил сделать операцию здесь. Я согласилась.

В Москве ведь поток, и я решила, что здесь врачи отнесутся к операции серьёзнее. Да и за время, проведённое в больнице, уже была наслышана о ювелирных операциях наших хирургов. В начале августа Сёму прооперировали. Ему исполнилось 11 месяцев, и мы набрали необходимые нам шесть килограммов веса. Операция шла около четырёх часов, для сына она была уже пятая за год.

К счастью, всё прошло хорошо. Врачи говорят, кишечник будет расти вместе с ребёнком.

Материнская вера и мастерство врачей сделали своё дело

Еще месяц врачи наблюдали за Сёмой и только во вторник, 18 сентября, выписали. До сих пор боюсь поверить, что мы дома. Целый год мы провели в больнице, стали там, как родные — все врачи нас знали, переживали за нас, интересовались, как у нас продвигается лечение.

Когда приехали домой, Сёма целый день не мог понять, что произошло и куда его привезли — он же привык к палате, а тут всё по-другому, всё новое. За первую ночь дома прибавили 50 граммов, это очень хорошо, ведь дети после года в принципе набирают вес не так интенсивно. Конечно, я понимаю, что это ещё не конец пути, впереди — большая работа.

Нам уже дали направление в центр для недоношенных детей «Вдохновение», нужно будет делать массажи, наблюдаться у невролога, но я уверена, у нас всё получится. Сыну ведь хоть уже и исполнился год, но три месяца он не досидел в животе, их можно смело вычитать. Пять операций, наркозы, капельницы, ИВЛ тоже со счетов сбрасывать нельзя.

Главное, сын начал самостоятельно кушать, ему убрали все катетеры, трубочки, его уже не страшно брать на руки и можно начинать реабилитацию.

Сёмина улыбка для близких — лучшая награда

Обязательно догонит сверстников

По словам главного детского хирурга региона Николая Ростовцева, операция у Сёмы действительно была уникальной.

— Некротический энтероколит — одно из осложнений, которое развивается у недоношенных детей, и Сёме, чтобы спасти жизнь, пришлось полностью удалить толстую кишку и часть тонкой.

Если бы кишечник остался таким же коротким, ребёнок бы всю жизнь находился на смешанном питании, потому что многие микроэлементы не усваивались из обычной пищи, — объяснил Ростовцев. — Чтобы удлинить кишечник, мы из одной трубки тонкой кишки сделали две и соединили между собой.

Ткани нового кишечника — его собственные, поэтому орган будет расти вместе с ребёнком, Семён сможет жить полноценной жизнью и обязательно догонит в развитии сверстников.

Хотите почитать другие истории челябинцев с необычной судьбой? У нас такие есть!

Челябинка Гузалия Суханова смогла родить долгожданного сына, пережив редкую форму женского рака.

Суррогатная мама Надежда рассказала 74.ru, как выносила четверых чужих детей и как к этому отнёсся её муж.

28-летние сиамские близнецы Аня и Таня Коркины поделились историей их разделения, которая стала сенсацией для всего мира.

Южноуралец Александр Обухов уже почти год живёт с чужим сердцем, после операции по пересадке он вернулся к нормальной жизни, но стал слишком сентиментальным.

Кишечная непроходимость у новорожденных


Добрый день! Как часто врожденная кишечная непроходимость встречается в вашей
практике.

Кишечная непроходимость у новорожденных самая частое основание и показание к неотложному оперативному вмешательству у маленьких пациентов.

Кто должен первым забить тревогу и диагностировать кишечную непроходимость у новорожденного?

Скажу прямо. Первые подозрения на непроходимость кишечника обязан заметить врач родильного отделения. Неонатолог. Неонатолог должен обратить внимание на следующие моменты:

  • Оценить анамнез. У новорожденных с непроходимостью, как правило, акушеры отмечают многоводие и неблагоприятное течение беременности.
  • Оценивается общее состояние новорожденного. При непроходимости проявляется интоксикация, повышен уровень гематокрита и гемоглобина, нарушения КЩС и другое.
  • Характерные признаки при пальпации живота ребенка.
  • Зондируется желудок для оценки качества и количества содержимого.
  • Наличие мекония при ректальном исследовании (отсутствует при атрезии).

При подозрении на врожденную непроходимость кишечника, что должен сделать врач родильного отделения? Быстро доставить к вам в хирургическое отделение?
«Быстро» — слово неподходящее. Экстренно. Ребенка нужно экстренно переводить в специализированный хирургический стационар, ведь лечение такой патологии только оперативное. Без хирурга не обойтись. Хирург проводит дифференциальную диагностику, определяет локализацию врожденной непроходимости кишечника и т.д.Прогноз заболевания зависит от времени обращения к детскому хирургу?Есть прямая зависимость: меньше времени на диагностику — благоприятный исход. Опять же, все зависит от внимательности врача в родильном отделении. При своевременном обращении прогноз в 99% случаев благоприятный, если отсутствует другая врожденная патология и поставлен точный диагноз. В зависимости от вида и локализации непроходимости симптомы возникают сразу или через небольшой промежуток времени.

Почему возникает врожденная непроходимость кишечника, в чем причины такой патологии? Как избежать непроходимости, возможно ли уберечься во время беременности?

Особых, специальных мероприятий, упражнений, диет в данном случае для мам нет. Соблюдайте рекомендации акушеров. На причины вызывающие непроходимость влиять сложно, я бы даже сказал невозможно. И вот почему. Давайте рассмотрим причины кишечной непроходимости у новорожденных.

Первая причина, приводящая к непроходимости — это пороки развития кишечной трубки во время беременности. Дефекты возникают при развитии и формировании кишечной трубки. Частые формы стеноз и атрезия. Локализация, преимущественно, в двенадцатиперстной кишке, начальных отделах тощей и подвздошной кишки.

Редко встречается несколько атрезий. Виды атрезии:

  1. в виде фиброзного шнура;
  2. перепончатую форму (если в перепонке есть прободение, диагностируют стеноз);
  3. полная атрезия с разобщением слепых концов.

Вторая причина кишечной непроходимости у новорожденных нарушение процесса вращения кишечника в эмбриональном периоде. Виды непроходимости:

  1. заворот «средней» кишки;
  2. синдром Ледда — заворот тощей кишки и сдавление двенадцатиперстной кишки;
  3. частичная дуоденальная непроходимость и атипичное расположение слепой кишки.

Третья причина порок формирования поджелудочной железы.

  1. кольцевидная железа;
  2. врожденный кистофиброз.

Какие симптомы характерны для новорожденных с непроходимостью кишечника? Что должно настораживать?

Симптомы зависят от локализации непроходимости. Говорят о высокой или низкой локализации патологии, о полном или частичном сужении просвета кишки.

Симптомы высокой непроходимости кишки проявляется с первых часов жизни или в первые дни после рождения. Основные симптомы:

  • частая, упорная рвота с примесью желчи (при расположении непроходимости выше уровня большого сосочка 12-типерстной кишки в рвотном содержимом нет патологических примесей);
  • быстрая потеря веса;
  • нарушен водно-электролитный баланс;
  • нарушена кислотно-щелочная система;
  • появляется олигурия;
  • повышается гематокрит.
  • отсутствует (при полной кишечной непроходимости) мекониальный стул;
  • живот запавший, после кормления вздутие в эпигастральной области;
  • при пальпации усиливается беспокойство новорожденного.

Симптомы, наблюдаемые у новорожденного при низкой кишечной непроходимости:

  • возникают симптомы в первые часы или дни после родов;
  • значительное вздутие живота;
  • симптом Валя — видимая перистальтика петель кишечника;
  • рвота — не такая частая как при высокой непроходимости. Характерна «каловая» рвота (неприятный запах, значительная примесь желчи);
  • отсутствие отхождения мекония (при полной непроходимости кишечника).

При поздней диагностике или перфорации кишки наблюдают симптомы раздражения брюшины, большая вероятность развития грозного осложнения — перитонита (воспаления брюшины).Получается, что диагноз определяется «на глазок», по симптомам? Все-таки операция будет проводиться малышу. Читать интервью дальше

Дата публикации октябрь 2014 г.

“,”author”:null,”date_published”:null,”lead_image_url”:”https://2.bp.blogspot.com/-v_VlKJyWgSA/VFfW3I1wb7I/AAAAAAAAHLw/RqUD42jdgn8/s1600/%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F%2B%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C%2B%D0%BA%D0%B8%D1%88%D0%B5%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0%2B2.jpg”,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”https://eko-tsentr.blogspot.com/2014/10/kishechnaya-neprohodimost-u-novorozhdennyih-detey-lechenie.html”,”domain”:”eko-tsentr.blogspot.com”,”excerpt”:”Интервью с детским Ñ Ð¸Ñ€ÑƒÑ€Ð³Ð¾Ð¼. Врожденная кишечная Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð¾Ñ Ð¾Ð´Ð¸Ð¼Ð¾ÑÑ‚ÑŒ. Симптомы. Лечение. У Ð½Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ñ Ð´ÐµÑ‚ÐµÐ¹ признаки.”,”word_count”:581,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1>

Непроходимость кишечника у ребенка

Непроходимостью кишечника называют частичное или полное нарушение прохождения по нему переваренной пищи и кишечных соков. В результате такой патологии малыш чувствует острую боль, становится вялым, иногда возникает рвота. Без своевременной диагностики и лечения болезнь чаще всего заканчивается оперативным вмешательством.

В подавляющем большинстве случаев причина инвагинации у детей неизвестна. Поскольку инвагинации чаще происходит осенне-зимний период и у многих детей инвагинация проявляется при заболеваниях ОРВИ, ряд ученых связывают кишечную непроходимость с воздействием вирусов, вызывающих эти ОРВИ.

Кишечная непроходимость также может возникнуть при наличии следующих факторов:

  • Врожденная патология кишечника;
  • Воспаление внутренних органов;
  • Заворот какого-либо отдела кишечника;
  • Нарушения структуры органов малого таза;
  • Проникновение в кишку инородного тела;
  • Спайки, грыжи;
  • Доброкачественные опухоли;
  • Аскариды и другие паразиты;
  • Окаменевший кал;
  • Камни в желчном пузыре.

Если Вы заметили признаки кишечной непроходимости у ребенка, не давайте ему еды и лекарств, до того момента как его не осмотрит врач.

Неотложная медицинская помощь требуется, чтобы избежать обезвоживания и тяжелого шока, а также чтобы предотвратить инфекцию, которая может возникнуть, когда часть кишечника отмирает из-за недостатка крови.

Обследование малыша на наличие заболевания кишечника проводится хирургом. При возникновении осложнений необходимо хирургическое вмешательство.

Для лечения кишечной непроходимости, врач может назначить:

  • Воздушная клизма или клизма с барием. Это одновременно и диагностическая процедура и лечение. Если клизма работает, дальнейшее лечение, как правило, не требуется. Эта процедура очень эффективна у детей.
  • Хирургия. Если кишечник разрывается, или с помощью клизм не удается расправить кишечник, необходима операция. Хирург освободит часть кишечника, которая завернулась, устранит непроходимость (обструкцию) и, при необходимости, удалит отмершую часть кишечной ткани.

Если болезнь кишечника не находится в острой, запущенной стадии, назначается консервативная терапия. Она состоит из комплекса процедур по удалению из кишечника застоявшихся каловых масс и очищению организма от вредных веществ и токсинов.

Малышу также могут назначаться такие процедуры:

  1. Для прекращения рвотного процесса проводится промывание желудка через специальный зонд;
  2. Внутривенно вводят медикаменты, которые способствуют восстановлению водно-солевого баланса;
  3. Противорвотные, обезболивающие и спазмолитические медикаментозные препараты;
  4. При успешном лечении малышу могут назначить лекарство прозерин, который стимулирует правильную деятельность кишечника.

Патология у детей до года

Симптомы непроходимости выражены ярко, поэтому близкие люди могут легко заметить муки малыша и обратиться за помощью. Чтобы не терять время, важно немедленно обращаться к хирургу (можно сразу в приемный покой больницы или по скорой). Специалисты клиники проведут следующие диагностические мероприятия, которые помогут дифференцировать недуг от других патологий:

  • осмотр малыша, пальпация, оценка самочувствия;
  • сбор анамнеза;
  • забор крови, мочи;
  • рентген брюшины;
  • лапароскопия (применяется, когда подозревается спаечный процесс, заворот кишок);
  • УЗИ (метод не информативен при непроходимости, однако позволяет оценить состояние органов брюшины).

Патология характеризуется отсутствием правильного прохождения переваренной пищи и других продуктов жизнедеятельности по кишечнику.

Закупорка приводит к появлению резкой интенсивной боли, рвоты. Чаще всего для решения проблемы необходимо срочное хирургическое вмешательство, особенно при полном закрытии прохода.

У малышей старше одного года при хроническом течении возможно лечение консервативными методами и диетическим питанием.

У новорожденных патологию связывают с аномалиями развития кишечника. На это могут повлиять и некоторые недуги матери.

В основном у малышей до 1 месяца проблема может крыться в:

  1. Мекониевой непроходимости. Когда первородный кал отходит в первую неделю не смесью слизи и желчи, а состоит из плотного и волокнистого сгустка. Он закупоривает проход и может быть удален оперативно или с помощью клизмы. Такая ситуация у младенца может возникнуть при недостатке трипсина, который продуцируется в поджелудочной железе.
  2. Наличии спаек. Эта проблема возникает как сразу после рождения, так и при оперативном вмешательстве в любом возрасте. Спайками принято называть лоскуты фиброзной ткани, соединяющиеся между собой или с отдельными органами, петлями кишечника. За счет этого сцепления уменьшается просвет.
  3. Болезни Гиршпрунга. Иными словами это расстройство моторики. При этом у малыша на стенках толстого кишечника отсутствуют ганглии из-за чего неправильно формируются волнообразные движения. Симптомы не всегда возникает сразу, могут проявиться через несколько месяцев или лет. С течением болезни начинается запор, иногда чередуясь с водянистым стулом, ребенок плохо ест, рвет, отстает в развитии, слабо набирает вес.

Родителям следует обратить внимание на свое чадо, если:

  • у ребенка не отходит меконий;
  • малыш отказывается от еды, капризен, рвет;
  • газы не отходят и наблюдается вздутие живота;
  • из заднего отверстия выходит слизь, кровь.

Патологическое состояние может обуславливать:

  1. Инвагинация. Обычно проявляется, когда ребенок находится в возрасте от 2 месяцев до 5 лет. Проблема может быть следствием попадания инфекции в кишечник.
  2. Ранний или поздний прикорм, неправильный подбор продуктов для него.
  3. Неправильное или несбалансированное питание ребенка.
  4. Несоблюдение режима с длительными промежутками между приемом пищи или чрезмерным перееданием.
  5. Аномалии строения ЖКТ или неоконченное его формирование.
  6. Воспалительный процесс в кишечнике.

Нужно обратиться к врачу, если у детей до года наблюдается:

  • постоянный метеоризм, неприятные ощущения в животе;
  • тошнота, рвота;
  • уплотнение в какой-то одной области живота с болезненной пальпацией;
  • запор длительное время;
  • кровь или слизь, выходящая из заднего прохода.

Признаки и диагностика заболевания у детей

Непроходимость кишечника у детей обусловлена гастроэнтерологическими нарушениями. Степень развития недуга будет зависеть от месторасположения закупорки. Чем выше случилось образование, тем труднее будут проходить терапевтические мероприятия. Обычно признаки непроходимости появляются очень скоро, имеется заметная симптоматика.

У новорожденных малышей патология из 1500 человек появляется приблизительно в 1 случае. Если у ребенка болит живот, происходит вздутие, рвота, надо немедленно обратиться к врачу.

Синдром короткой кишки у новорожденных причины и последствия

Синдром короткой кишки – тяжелое патологическое состояние, возникающее после хирургического удаления части кишечника. Нарушается переваривание и усвоение пищи. Развивается обезвоживание, дефицит питательных веществ, микроэлементов и витаминов. В странах Европы синдром короткой кишки встречается у 4 детей из 1 млн.

Причины

Операцию, после которой развивается синдром короткой кишки, делают в следующих случаях:

  • Врожденные пороки развития кишечника – протяженные участки сужения тонкой и толстой кишки.
  • Некротический энтероколит – язвенно-некротическое поражение кишечной стенки с нарушением ее целостности и выходом содержимого в брюшную полость. Болеют в основном недоношенные младенцы.
  • Кишечная непроходимость – у детей до 2 лет из-за анатомических особенностей часто развивается заворот кишок, инвагинация (внедрение одного участка кишки в другой).

В старшем возрасте кишечная непроходимость возникает из-за спаечного процесса в брюшной полости
Тяжелая форма болезни Гиршпрунга – врожденное недоразвитие или отсутствие нервных сплетений, обеспечивающих продвижение пищевого комка по кишечнику.

  • Тромбоз сосудов брыжейки – образование тромбов в кровеносных сосудах кишечника с последующим некрозом кишки.
  • Новообразования – доброкачественные или злокачественные опухоли кишечника у детей старшего возраста.
  • Травмы живота – удары, сдавление, открытые раны живота с повреждением кишечника.
  • У 51% детей патологии предшествуют 2-3 операции.

    Симптоматика

    Выраженность симптомов зависит от объема проведенной операции и времени, прошедшем после нее.

    • частый жидкий пенистый стул с сальным блеском;
    • периодические боли в животе;
    • вздутие, урчание живота;
    • жажда.
    • недостаток веса;
    • отставание в развитии;
    • бледность, вялость;
    • сухость кожи и слизистых оболочек;
    • ломкость и выпадение волос;
    • повышенная кровоточивость;
    • расстройство зрения.

    Кишечник должен адаптироваться к работе в новых условиях. Этот процесс растягивается на 1-4 года и проходит три стадии:

    1. Острая – наступает сразу после операции и длится до 3 месяцев. Состояние ребенка тяжелое, симптомы ярко выражены. Без медицинской помощи он может погибнуть.
    2. Субкомпенсация – до года.

    При грамотном лечении нарушенные функции постепенно восстанавливаются, состояние улучшается, увеличивается вес.
    Адаптация – 3-4 года. Площадь поверхности оставшейся кишки увеличивается, активизируется всасывание.

    Нормализуется обмен веществ.

    Диагностика

    Дети с синдромом короткой кишки должны быть обследованы в условиях хирургического отделения. Сам диагноз не вызывает затруднений. Задача врача – оценить степень нарушения функций кишечника, чтобы определить тактику лечения.

    Врач выясняет у ребенка или его родителей жалобы, уточняет, когда была операция на кишечнике, знакомится с медицинскими документами. Затем измеряет рост, вес, индекс массы тела, оценивает состояние кожи и слизистых оболочек, выявляет признаки обезвоживания.

    При пальпации живота врач определяет вздутие и зоны болезненности, выслушивает кишечные шумы.

    • Общий анализ крови – признаки анемии.
    • Общий анализ мочи – повышение удельного веса, ацетон, следы белка.
    • Биохимия крови – нарушение электролитного состава, повышение печеночных ферментов, снижение уровня белка, липидов.
    • Контроль суточного объема мочи и стула – у малышей взвешивают подгузники.
    • Анализ кала на углеводы – оценивают усвоение углеводов.
    • Копрограмма – общий анализ кала. Показывает степень переваривания различных компонентов пищи.
    • Водородный дыхательный тест – определяют концентрацию водорода в выдыхаемом воздухе. Анализ показывает активность полезных бактерий в кишечнике.
    • Эндоскопические методы – ФГДС (осмотр желудка и 12-перстной кишки), колоноскопия (осмотр толстой кишки) с биопсией слизистой оболочки.
    • УЗИ органов желудочно-кишечного тракта – определяют их размеры, форму и структурные изменения.
    • Рентгенологическое исследование с контрастом – оценивают пассаж бария (контрастного вещества), определяют длину оставшейся кишки.

    Лечение

    После постановки диагноза сведения о ребенке с синдромом короткой кишки заносят в общероссийский онлайн реестр. Лечение проводят в многопрофильном центре. С ребенком работает детский гастроэнтеролог, хирург, диетолог, психолог.

    В первую очередь таким пациентам нужно обеспечить постоянный доступ в вену для инфузионной терапии. Ставят стандартные или более современные туннелируемые катетеры, порт-системы. Через них вводят растворы лекарственных препаратов и парентеральное питание.

    На начальном этапе лечения питание вводят только внутривенно: растворы аминокислот, жировые эмульсии, растворы глюкозы, витамины. Необходимый объём и скорость инфузии рассчитывают индивидуально.

    При улучшении самочувствия постепенно добавляют жидкие смеси для питания внутрь (энтеральные). Их вводят через зонд или гастростому (отверстие в стенке желудка).

    В дальнейшем, если позволяет длина оставшейся кишки, полностью переходят на энтеральное питание. У новорожденных и грудных детей возможно использование грудного молока с препаратами, содержащими лактазу.

    При нормальном темпе физического развития и удовлетворительном состоянии кишечника осторожно вводят прикорм по возрасту.

    Некоторым пациентам приходится продолжать внутривенное питание и в домашних условиях. В этом случае перед выпиской родителей обучают технике процедуры: объясняют, как ухаживать за катетером, подключать и отключать систему.

    Источник статьи: http://kishechniktv.ru/posledstvija-operacii-na-kishechnik-u-no.html

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    С болезнью на ТЫ