А вам делали узи на желудок

Как Уильям Бомонт встретил человека с дырой в животе и совершил гастро-революцию

Для современного человека гастро-революция — это что-то из области новых ресторанов. Но это сейчас. Cлово «гастро» происходит от греческого gaster и означает «желудок», и зачастуют носит медицинский оттенок — гастроскопия, гастроэнтерология. Гастро-революция, произошедшая в XIX веке, тоже была медицинской.

Доктор Уильям Бомонт вошел в историю как человек, доказавший химическую природу пищеварения. Американская гастроэнтерологическая ассоциация учредила премию в его честь — настолько высоко оценен его вклад в науку. Однако при жизни мало кто считал Бомонта выдающимся ученым, или ученым вообще. Многие современники видели в нем одержимого, которому повезло однажды встретить человека с дырой в животе — молодого траппера по имени Алексис Сент-Мартин.

Какими бы ни были реальные заслуги Бомонта, история взаимоотношений этих двух людей поразительна. Отверстие в брюхе, так и не закрывшееся до самой смерти несчастного канадца, почти на десять лет объединило двух совершенно непохожих мужчин. Они разговаривали на разных языках, принадлежали к совершенно разным социальным слоям, придерживались разных принципов в жизни, и тем не менее их сотрудничество, несколько раз прерываемое взаимными упреками и обидой, породило удивительные эксперименты, немыслимые ни в одной другой ситуации.

У художника Дина Корнуэлла есть картина, на которой изображен Бомонт рядом с постелью раздетого Сент-Мартина.

Она лучше всего демонстрирует порядок, установившийся в отношениях этих двоих. Историческую точность сейчас сложно восстановить даже с учетом мемуаров и записок свидетелей. В них проскальзывают субъективный взгляд на интимное общение, о котором могли рассказать только его участники. Однако никаких точных комментариев Алексиса не осталось, поэтому мы можем только домысливать за него. Все остальные документы косвенно указывают на повелительное обращение со стороны доктора. Тем не менее, такой тон установился далеко не сразу.

К шестому июня 1822 года, когда произошел несчастный случай, Уильям Бомонт занимал пост ассистента хирурга на северном острове Макино, недалеко от границы США и Канады. Он уже прошёл обучение в Вермонте и войну 1812 года, которую тогда американцы называли второй Войной за независимость. После окончания боевых действий Бомонт открыл частную практику в Платтсбурге. Дела шли неважно, поэтому он вернулся в армию, где всегда гарантировали стабильный доход. Там его направили на богом забытый остров. Должность ассистента оскорбляла врача, который на полях сражений повидал всякого и в свои 35 лет справедливо считал, что достоин большего. К тому моменту он обхаживал прекрасную девушку по имени Дебора, и дело медленно, но верно шло к свадьбе. Перспектива отправиться в дикие земли индейцев не нравилась ни одному из них, но Бомонт представлял это назначение как шанс выстроить репутацию и сколотить состояние. Так как больница находилась между военным лагерем и местной деревушкой, он мог подрабатывать на стороне.

События развивались согласно его плану. В 1821 году Уильям и Дебора поселились на острове как законные муж и жена. Они быстро вписались в коллектив местной интеллигенции, которая состояла в основном из военных и менеджеров Американской меховой компании. Это промысловое предприятие как раз находилось на пике развития. Оно почти отвоевало монополию и стремилось распространить поставку меха на всю территорию США. Поэтому многие крепкие юнцы, даже те, кто не говорил на английском, стремились стать трапперами или проводниками, чтобы получить ту немалую часть денег, которую обещала компания. Одним из них был Алексис Сент-Мартин. Начав работать в шесть лет, он не получил образования. Сперва он пахал на своего отца, а потом, когда стало совсем невмоготу, перебрался в Монреаль, где и услышал о выгодной работенке за границей. Это решение навсегда изменило его жизнь.

Дыра с ароматом кофе

Бывшая штаб-квартира Американской меховой компании

Звук ружейного выстрела быстро облетел округу. Эхо донеслось аж до госпиталя на холме, где за своим столом работал Бомонт. В кабинет влетел испуганный помощник Элиас Фарнхем и быстро проговорил «На складе стреляли, один паренек тяжело ранен». Доктор с ассистентом поспешно собрались и немедленно спустились к месту происшествия.

Склад обступили зеваки, которые неохотно пропустили лекарей. Определить, где лежал раненый, было несложно — его окружили рабочие, наблюдавшие за тем, как мучается их товарищ. Картина, которую застал Бомонт, была не из приятных. Молодой траппер лежал в крови. Его левый бок превратился в кашицу из плоти, разорванной фланелевой рубахи и мутной жижи, от которой разило кофе. Достав складной нож, Бомонт удалил куски ткани и очистил рану. Теперь стало очевидно, насколько сильно пострадал паренек. Выстрел проделал в его боку дыру размером с ладонь. В ней виднелись кусочки сломанного ребра, вздымалось легкое и что-то еще, от чего и шел такой сильный запах кофе. Бомонт промокнул края раны ватой и к своему удивлению понял, что аромат исходит из разорванного желудка.

В тот момент доктора подозвал капитан Пирс — командующий гарнизоном острова Макино. Он сообщил, что, по рассказам очевидцев, выстрел — трагическая случайность. Один работяга шел охотиться на уток и нес в руках ружье. Он не следил за тем, куда направляет дуло. Палец случайно соскользнул на спусковой крючок, а этот бедняга на полу как раз оказался рядом. Вероятно, между ними не было и пяти метров. Бомонт отчасти подтвердил показания: по его оценке, стреляли не прямо, а под углом — вряд ли бы так поступил человек, желавший кого-то пристрелить.

В разговор вмешался управляющий компании — Рамзи Крукс. Он наотрез отказался нести раненного в больницу. Тот все равно помрет, так зачем тратить деньги? На том и порешили: несчастный остается на складе под присмотром товарищей — они проследят, чтоб его последние часы ничто не омрачило.

Открытка, изображающая главную улицу острова Макино

Но Бомонт не сдался. Он вернулся за пациентом и отнес его вместе с помощником на холм. Обветшалая больница была не идеальным приютом: во время дождя протекала крыша — приходилось всюду расставлять ведра, под потолком жили летучие мыши, да и стены при сильном ветре продувало, но там легче было следить за состоянием больного.

Первое, что сделал доктор — снял с несчастного одежду. Рана оставалась мокрой и горячей от крови. Он соскоблил кусочки мертвой плоти, которая успела затвердеть. Под ней все так же пузырилась кровь. Он еще раз обработал края, наложил бинты и тогда услышал слабое бормотание. Молодой человек пытался что-то сказать. Французский акцент сложно было разобрать, но, кажется, он называл свое имя. Алексис Самата — так врач записал в журнале. Лишь несколько дней спустя он узнал, как на самом деле зовут нового подопечного.

Первые эксперименты

О первых проблемах с пациентом сообщил Элиас Фарнхем. Он выглядел растерянным и попросил доктора самого взглянуть на необычное состояние Алексиса. По словам помощника, он напоил больного раствором вина, уксуса и родниковой воды, но дальше случилось невообразимое — все содержимое желудка вылилось наружу через рану.

Бомонт и сам увидел, что бинты раненого промокли. Он попросил того проглотить еще одну ложку раствора, чтобы удостовериться в своем предположении. Пятно на левом боку почти сразу же увлажнилось. Перед врачом встала непростая дилемма: как лечить пациента, который не может есть? Если уплотнить повязку, пища останется в желудке и начнет бродить (именно таких представлений о пищеварении тогда придерживались), но рана продолжит гноиться. Если оставить все, как есть, то Алексис умрет от голода. В конечном счете Бомонт менял бандаж каждый раз после кормления.

Уильям Бомонт

Несмотря на первые признаки выздоровления, состояние больного ухудшилось: поднялась температура, вернулась лихорадка. Он периодически кашлял, иногда тяжело содрогаясь. В один из таких приступов он выкашлял пуговицу от рубашки. Бомонт сутками дежурил у его кровати, вытирал пот со лба и постоянно проверял пульс. Спустя неделю состояние стабилизировалась и больше уже не отягощалось новыми болями.

Через четыре месяца молодой человек выглядел здоровым. К лицу прилила прежняя краска, рана приобрела здоровый розовый оттенок и затянулась, но не полностью — края желудка скукожились в подобие странного бутона. Бомонта такие изменения, безусловно, радовали, но его интересовало и то, сможет ли юноша вернутся к нормальной жизни. Возможно, именно тогда он понял, какие любопытные перспективы для исследований перед ним лежат. Злые языки говорили, что план у доктора созрел намного раньше, еще во время инцидента. Бомонт все отрицал и клялся, что беспокоился исключительно за здоровье пациента. Что творилось у него в голове на самом деле сейчас уже не скажешь, но то, что к открытию его подтолкнула судьба — несомненно.

Алексису строго-настрого запрещалось есть перед утренним осмотром. Во время него Бомонт тщательно следил за тем, как заживает бок. Его интересовало, что происходит с желудком, сможет ли тот полностью закрыться. Во время одного из таких обследований врач снял повязку и присмотрелся к цветущей фистуле, вокруг которой разлилась прозрачная жидкость. Он слегка надавил на нее, и она как по волшебству раскрылась, позволив пальцам проникнуть внутрь. Алексис закашлял, и когда Бомонт убрал руку, что-то выпрыгнуло из глубины желудка. То был кусочек непереваренного мяса.

Очевидно, что больной ослушался указаний, но доктора волновало другое: что стало с этим маленьким кусочком? Забродившим он не выглядел. Скорее, химически обработанным. Значит ли это, что пищеварение — химический процесс, а не просто перемалывание? Если так, то врачи по всему миру ошибаются. Сможет ли он, простой сын фермера, опровергнуть устоявшуюся точку зрения и доказать истину, которая кажется невероятной? Предположение выглядело абсурдным, ведь он не ученый, а практикующий хирург. Тем более что Алексис крепнет с каждым днем. Сейчас его лечение оплачивают местные власти в качестве жеста доброй воли, но паренек вот-вот встанет на ноги. Пока этого не произошло, Бомонт решил экспериментировать.

Первые опыты не отличались особой изобретательностью. Он следил за тем, когда больной ел, а после, при помощи песочных часов, отслеживал точные интервалы, чтобы понять, сколько требуется времени для переваривания. Иногда он заглядывал внутрь желудка, наблюдая за тем, что осталось от трапезы. Иногда он вставлял внутрь сифон и выкачивал содержимое. Иногда — чаще всего это происходило утром — он опускал в желудок кусочек мяса на шелковой нити и проверял, как тот меняется через разные промежутки времени.

Вскоре Бомонт открыл новую интригующую закономерность. Он заметил, что пустой желудок выпячивается наружу, а бутончик, в который сжимаются края, напоминает выпуклый сосок. Если на него слегка надавить, выходит прозрачная жидкость, вязкая на вкус. Исследователь назвал ее желудочным раствором. Он стал одержим ей и понял, что в ней кроется секрет химического пищеварения. Добыть ее можно было только одним способом — слить из желудка Алексиса. Так он и поступил: попросил больного перевернуться на левый бок, просунул через фистулу трубку и наблюдал за тем, как медленно капает в колбу прозрачная жидкость. У юноши вскоре потемнело в глаза, он почувствовал слабость и дурноту и попросил прекратить непонятные действия, от которых ему становилось хуже. На том все и закончлось, но только на время.

Расставание и воссоединение

Все перечисленные события произошли не за один день, а длились несколько месяцев, и к тому моменту, когда Бомонт открыл для себя чудо-раствор, местные власти объявили ему ультиматум. Алексис уже не выглядел больным. Он сидел на лавочке перед больницей, гулял по округе с солдатами и даже — бывало дело — выпивал с ними. Его пребывание в госпитале больше напоминало содержание, чем лечение, поэтому отныне он должен был сам его оплачивать, а если не может — дорога в Канаду открыта.

Такое решение ставило крест на будущих исследованиях. Бомонт это понимал и пытался договориться с властями, но безрезультатно. Тогда он пошел на отчаянный шаг и обратился к жене. Что если молодой человек будет помогать им по дому: колоть дрова, выносить мусор, следить за лужайкой, а взамен они предоставят ему крышу над головой? Дебору, которая воспитывала почти годовалую малышку, такое положение вещей не устраивало. Мало того, что она присматривает за ребенком, так еще и рослый мужик с дырой в животе будет висеть на ней. В ответ на это муж в красках расписал, какое признание, а затем и деньги их ждут, после того как он выпустит статью в журнале Medical Record. О сроках, необходимых для написания статьи, он тактично умолчал, и жена согласилась.

Рисунок из книги Бомонта, демонстрирующий фистулу

Бывший траппер, едва выучивший, как на английском сказать «спасибо», поселился в доме Бомонтов. Он спал отдельно, исполнял возложенные на него обязанности, получал за это еду и открывал желудок по первому требованию. Неприятные ощущения и приступы тошноты, неизбежно сопровождавшие опыты, все сильнее его изматывали. Пребывание в Америке и так его тяготило, он стремился обратно в Канаду, а тут под предлогом выздоровления с ним проводят сомнительные процедуры, от которых лучше не становится. Со временем он нашел расслабление в алкоголе. Все чаще он возвращался ночью пьяный, а из поселка доходили слухи о дебошире. Как бы Бомонт ни пытался его утихомирить, повторные эксперименты оборачивались новым разгулом.

Дело дошло до того, что в дом Бомонтов явились военные. Они вызвали доктора к капитану Пирсу, и тот рассказал об убийстве в местном баре. Задержано три человека, один из них — Алексис. Уильям не верил в то, что его больной причастен к смерти рабочего. Ситуация, по словам капитана, в тот вечер сложилась следующая.

На острове живет родной брат Алексиса — Эдуард. Он приехал сюда ради сезонного заработка и уже не первый день спускает деньги на виски. Алексис ему в этом охотно помогает, но не как простой собутыльник, а как цирковой урод. Они заключают пари на то, что Алексис выпьет больше любого приезжего. Улучая момент, юноша открывает желудок, выливает выпитое и продолжает состязание. В последний раз рабочие заметили уловку и стали дразнить Алексиса, называя мальчиком с жопой в животе. Завязалась драка, а потом одного из работяг нашли мертвым. Такая вот неприятная история.

Алексис при встрече подтвердил показания очевидцев, но поклялся, что никого не убивал. Хотя Бомонт ему поверил и ратовал за освобождение, он понимал, что надо что-то менять. Если эксперименты продолжатся, новой попойки не избежать. Кто знает, обойдется ли она без жертв? А если отпустить парня на все четыре стороны, прощай мировая слава. Такой шанс дается раз в жизни, и отказаться от него — сущее безумие. Конечно же Бомонт оставил Алексиса и предложил ему небольшое вознаграждение в качестве компенсации за причиняемые неудобства.

В то же время ассистент хирурга решил ускорить написание статьи и обратился к непосредственному руководителю, доктору Ловеллу. Тот хоть и был младше Бомонта, но за счет знатного происхождения уже добился чина генерала и жил в Вашингтоне. Он заинтересовался открытием коллеги и посоветовал ему несколько простых экспериментов. Например, погрузить в желудок разные продукты и посмотреть, какой из них быстрее растворится. Так Бомонт и поступил. Он привязал к деревянной палочке шелковые нити. На них висели капуста, хлеб, куски сырой говядины и вареной свинины. Все они попали в желудок Алексиса напрямую. Бомонт то и дело вынимал их и осматривал, пытаясь определить, что происходит с каждым из них в отдельности. Вскоре подопытному поплохело. У него заболела голова. От рези в животе он свернулся калачиком и попросил вынуть из него инородные предметы.

Так продолжалось еще несколько месяцев, пока семья Бомонтов не отправилась в Нью-Йорк. Тогда Алексис сбежал, видимо, посчитав, что с него хватит. Уильям тяжело пережил расставание. Он сокрушался по поводу ненаписанной статьи, неблагодарного юнца и собственной доверчивости. Тем не менее он решил, что потраченные усилия не должны пропасть зря и сел за статью. Ее опубликовали в январе 1825 года — только почему-то за авторством Джозефа Ловелла. Только пять месяцев спустя журнал внес правки, уточнив, что о необычной фистуле сообщил доктор Уильям Бомонт. Как нетрудно догадаться, публикация не принесла ему долгожданной славы.

«Индейцы собираются атаковать пушные судна». Альфред Джейкоб Миллер

Примерно в то же время на севере страны возобновились столкновения с индейцами. Армии вновь потребовались врачи на передовой. Бомонта с семьей направили в Грин-Бей, штат Висконсин. Его все больше занимали насущные вопросы: забота о пациентах, рождение второй дочери и будущее устройство семьи. Он уже не брался за блокнот как раньше, чтобы записать интересные мысли и наблюдения. Им полностью завладела простая размеренная жизнь. Однако в августе 1827 года пришло письмо от старого друга, который сообщал, что их общий знакомый Рамзи Крукс вышел на человека с дырой в животе. Не оставалось сомнений в том, что это не кто иной, как Алексис Сент-Мартин. В письме говорилось, что он совсем зачах. У него появилась семья, а денег больше не стало. За ним присматривает один канадский доктор, но, судя по всему, рана вновь начала докучать. Если же Бомонт заинтересован, с ним можно связаться и предложить помощь. Вряд ли, находясь в таком бедственном положении, он от нее откажется.

Как ни пытался Уильям задушить любопытство все эти годы, оно просыпалось в нем с новой силой. Хочет ли он продолжить эксперименты? Конечно! Сможет ли? Этот вопрос ему еще предстояло решить. У него созрел план, которым он немедленно поделился с женой. Они переезжают в Сент-Луис. Там он открывает частную практику. Алексис нанимается к ним за небольшое вознаграждение. Бомонт продолжает эксперименты и выпускает книгу от своего имени, которая на сей раз точно обеспечит мировую известность. Звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой, но горящего азарта уже было не унять.

Жизнь распорядилась иначе. По пути в Сент-Луис Бомонты остановились в небольшом портовом городке Прейри дю Чиен (Prairie du Chien). Лагерь там как раз лишился врача, а нового полковник Тейлор никак не мог найти. Он предложил пост Уильяму. Такое назначение шло вразрез с планами доктора, но армия обещала должность хирурга и неплохое жалование. Ему не придется каждый месяц думать о том, как свести концы с концами, и средств на содержание Алексиса точно хватит. Бомонт согласился и немедленно передал сообщение Рамзи Круксу.

29 июня 1829 года Алексис Сент-Мартин вновь предстал перед своим спасителем. Не один, а с женой и двумя детьми, младшему из которых не исполнилось и года. Теперь на денежное довольствие хирурга предстояло жить сразу двум семьям.

Бомонт выпустил книгу, но она не оправдала ожиданий

Письма не врали: рана Алексиса за шесть лет сильно изменилась и не в лучшую сторону. Ее края зарубцевались и потемнели, будто от грязи. В центре все так же сжимался розовый бутон, плотно закрывавший желудок. Его кончик колебался в такт сердцебиению. Привычным жестом Бомонт дотронулся до него, заставив приоткрыться, и запустил внутрь пальцы, вновь ощутив влажную теплоту. Дальше этой небольшой проверки ничего не последовало. За последующие шесть месяцев доктор не провел ни одного эксперимента и ни разу не осмотрел пациента. Как будто потерял интерес, получив то, что так давно хотел.

В декабре Бомонт впервые попробовал сцедить желудочный раствор. Все что он получил — пара жалких капель, но его удивило другое: процедура больше не вызывала у Алексиса дискомфорта. Ни тошноты, ни головокружения. Бывший траппер превратился в идеальную машину по производству пищеварительной жидкости.

С того момента Бомонт не расставался с записной книжкой. Сперва он измерил температуру раствора, введя в желудок градусник. Тот показал 37,7 градуса Цельсия. Затем он организовал ежедневный сбор раствора. Перед завтраком, после обеда, незадолго до ужина — время определялось в зависимости от целей. Утром требовался чистый раствор, который затем нагревался до определенной температуры в песочной ванне. В него Бомонт погружал разные продукты и следил за тем, как те растворялись. После трапезы он брал образцы частично переваренной пищи. Эти экземпляры позднее сопоставлялись с другими, прошедшими через искусственное пищеварение в пробирках. Так он пытался определить принципиальную разницу между двумя схожими процессами. Одно время он даже заставлял Алексиса носить пробирки под мышкой, предполагая, что такие условия полностью имитируют работу желудка.

В мае ситуация в регионе обострилась. Настроения индейцев резко изменились, и они перешли к угрозам. Из-за набегов и диких улюлюканий эвакуировали целые районы города. Жены обеих семей дома Бомонтов умоляли мужей покинуть проклятое место. К тому моменту Алексис вновь взялся за бутылку и большую часть заработка спускал на алкоголь. Все чаще слышались скандалы на французском, даже когда индейцы отступили. Постепенно и сам молодой отец осознал, что дальше так жить нельзя. Одним июльским днем он пришел к Бомонту с признанием: его жена Мари грозится уехать в Канаду, и он обязан ей подчиниться. Ничего уже не поделать, но в этот раз он хотя бы попрощается.

Доктор внимательно выслушал его, поблагодарил за помощь в исследовании и тут же предложил новую сделку. Пускай Алексис едет обратно в Канаду, увезет с собой жену и детей, осядет в тихом безопасном уголке, где его семье ничего не будет угрожать, но позже, когда Бомонт ему напишет, они вдвоем отправятся в грандиозное путешествие в Париж. Оно продлится не более года, а после каждый займется своим делом. Бомонту лишь нужно выступить перед европейскими коллегами. Естественно, Алексис получит щедрое вознаграждение. Предложение звучало заманчиво, и канадец согласился.

Первая встреча Алексиса и Уильяма после разлуки состоялась в октябре 1832 года. Тогда же в Платтсбурге они подписали договор, по которому Алексис обязался выполнять любые приказания Бомонта, не нарушающие человеческого достоинства, в течение года. Взамен он получил плату в размере 150 долларов и новые ботинки.

Перед долгим плаванием компаньонам предстояло посетить Вашингтон, где до сих пор жил доктор Ловелл. Он обещал помочь Бомонту в непростом предприятии. У него сохранились связи с высшими армейскими чинами, а правильные контакты могли бы компенсировать часть затрат на путешествие. Хирург встретил товарища с теплотой и вниманием. Они знали друг друга уже 20 лет и даже та мутная история с публикацией не могла омрачить их неформальные отношения.

К сожалению, путников ждали неприятные известия. Командование отказалось оплачивать годичную командировку и сократило бюджет вдвое, так что теперь они могли рассчитывать только на шестимесячную поездку. Бомонт понимал, что этого времени не хватит для достижения всех поставленных целей, но готов был согласиться и на такую сделку. Однако Ловелл предложил альтернативу: Уильям может остаться здесь, в его доме и распоряжаться им по своему усмотрению все полгода. Объехать с Алексисом Европу он все равно не успеет, а спокойно закончить книгу удастся вполне. К тому же канадца можно устроить сержантом, чтобы он получал дополнительный доход. Бомонт решил, что такое предложение лучше, чем ничего.

Доктор Джозеф Ловелл

Отныне его эксперименты приобрели систематический характер. Он ежечасно проверял скорость переваривания самых разных продуктов: жареной баранины, редиса, хлеба, масла, картофеля, вареной говядины, яиц, кофе и многих других. Он вернулся к сбору желудочного раствора и искусственному пищеварению. Скальпелем он аккуратно отделял химус от непереваренной части, а затем выжимал его через муслиновую ткань. Так он определял соотношение раствора к продукту, необходимое для пищеварения. Вместе с тем Бомонт помещал одни и те же кусочки еды в желудочный раствор, обычную воду и слюну, поручая Алексису носить все три образца под мышкой в течение дня. Он не переставая фиксировал наблюдения в записной книжке и приходил к самым разным выводам. Например, он писал, что количество раствора в желудке может зависеть не только от аппетита субъекта, но и от окружающих его атмосферных условий.

Своими открытиями Бомонт делился с вице-президентом США, конгрессменами и теми политиками, кто знал Ловелла не понаслышке. Он декларировал новое знание как истину, к которой может прикоснуться лишь один человек на планете. С его слов получалось так, что алкоголь и специи не перевариваются, потому что не коагулируют, в отличие от молока. Молоко, как он считал, должно быть в каждом гарнизоне, потому что при смешивании с желудочным раствором оно коагулирует, а значит усваивается.

Его речи и слухи о постоянных экспериментах привлекли внимание видных ученых. В начале 1833 года дом Ловелла посетил профессор Робли Дэнглисон, личный врач Томаса Джефферсона и автор современной на тот момент «Физиологии человека». Он осмотрел Алексиса, выслушал Бомонта, расспросил его про опыты и перед уходом поинтересовался гипотезой доктора. Тот ответил, что хочет доказать химическую природу пищеварения. Дэнглисон невозмутимо заметил, что Бомонт ее уже давно доказал, более того, незадолго до него к похожим выводам пришли итальянские ученые, хоть и не обладали такой прочной практической базой. Гораздо важнее, с научной точки зрения, было бы узнать состав желудочного раствора, а это сделать так и не удалось.

Задетый резкой критикой, Бомонт связался с послом Швеции, который предлагал помощь известного химика Йёнса Якоба Берцелиуса. Сотрудничество с ним позволило бы раскрыть секрет заветного раствора и утереть нос Дэнглисону. Однако самое раннее отплытие намечалось на лето. Помимо прочего, предстояло заключить новый договор с Алексисом, так как старый мог закончиться до их возвращения домой.

Сборы затянулись до осени, а сразу после обновления контракта Алексису написала жена. Она сообщала о болезни младшего ребенка и просила мужа срочно приехать. Бомонт вошел в положение и отправил компаньона к семье. Он еще не знал, что на этот раз они прощаются навсегда. После расставания Алексис перестал отвечать на письма, какая бы сумма вознаграждения в них ни указывалась. Такой удар Бомонт расценил как предательство. Он тяжело его перенес, но решил выпустить книгу зимой во что бы то ни стало.

Многолетний труд вышел в январе под названием «Эксперименты и наблюдения за желудочным соком и физиологией пищеварения» (Experiments and Observations on the Gastric Juice, and the Physiology of Digestion). Критики приняли его тепло, указывая на удивительные откровения и небывалые выводы, а вот коллеги Бомонта отнеслись куда холоднее. Большинство вторило словам Дэнглисона: зачем публиковать незаконченную работу? Продажи тоже не радовали несмотря на рекламную кампанию, с которой доктор объехал крупные города Америки. Десять лет тяжелых испытаний и мытарств обернулись неудачей и не принесли желаемой славы.

Эпилог

Через пятнадцать лет Бомонт со своей семьей жил в Сент-Луисе. Он слыл преуспевающим врачом. Мало кто из местных читал его книгу, но все знали, что глупый человек не написал бы научной работы такого масштаба, поэтому всегда шли к нему за советом. В его доме принимали сенаторов и проводили званые вечера. С годовым доходом в десять тысяч долларов он мог себе позволить эту роскошь. Еще несколько раз он пытался восстановить связь с Алексисом, но тот не хотел навещать спасителя. Уильям Бомонт умер в 1853 году, в возрасте 67 лет, поскользнувшись на обледенелой дороге.

Алексис Сент-Мартин умер в 1880 году, прожив почти 80 лет. Из-за книги Бомонта, попавшей даже за океан, о нем узнали ученые по всему миру. Их тоже интересовала знаменитая фистула. Возможно, из-за их повышенного внимания, возможно, из-за воспоминаний об экспериментах, дети Алексиса не позволили никому прикоснуться к трупу своего отца. Они держали его дома несколько дней после смерти, пока тело не начало разлагаться, а затем похоронили в безымянной могиле на приходском кладбище Сент-Томас в Квебеке.

Источник статьи: http://disgustingmen.com/blog/chelovek-s-dyroj-v-zhivote-kak-otkryli-himicheskuyu-prirodu-zheludochnogo-soka/

Чувство дыры в желудке

Перфорация желудка – это внезапно развивающееся нарушение целостности стенки желудка, несущее опасность для жизни человека. Наиболее часто перфорация развивается в результате осложнения язвенной болезни желудка и является одним из самых тяжелых его осложнений.

Наиболее часто встречается у мужчин. В 20% случаев нарушение целостности желудочной стенки – первый симптом скрыто протекающей язвенной болезни. О том, что это такое перфорация желудка, ее симптомах, неотложной помощи и способах лечения читайте далее.

Причины заболевания

Если сказать просто, то перфорация – это образование дырки в желудке. В результате происходит поступление содержимого органа в брюшную полость, что приводит к развитию перитонита – острой патологии, требующей немедленного хирургического вмешательства. Большинство заболеваний желудка, приводящих к повреждению слизистой и более глубоких слоев органа, служат фоном для развития перфорации при действии таких провоцирующих факторов, как сильный стресс, употребление алкоголя и острой, грубой пищи, переедание. Наиболее распространённые причины возникновения осложнения:

  • острая язва, вызванная инфицированием бактерией Н.pylori;
  • эрозии и язвы, возникающие при употреблении некоторых лекарственных препаратов (аспирина, индометацина, диклофенака, преднизолона;
  • язвенные поражения, возникающие при тяжелых системных заболеваниях, таких как сахарный диабет, цирроз печени, сердечная недостаточность, шоковые состояния, ожоговая болезнь.

Типичные места локализации патологии:

  • большая и малая кривизна желудка;
  • передняя стенка;
  • задняя стенка.

Характерные симптомы перфорации желудка

Классический признак перфорации желудка – внезапно возникшая острая боль высокой интенсивности в верхней половине живота. Болевой синдром настолько сильный, что человек не может устоять на ногах и занимает характерное положение: лежа на боку с прижатыми к животу ногами.

Причина возникающих симптомов – попадание содержимого желудка в брюшную полость. Протеолитические ферменты и соляная кислота разъедают брыжейку и листки брюшины. Это складки соединительной ткани, прикрепляющие органы брюшной полости к ее стенкам. Они чрезвычайно богаты нервными окончаниями и сосудами. Их повреждение приводит к развитию шока – первой стадии заболевания. Для нее характерны следующие признаки:

  • сильная слабость;
  • резкая бледность кожи («пепельная бледность»);
  • учащенное дыхание;
  • низкое артериальное давление.

У пожилых больных симптоматика, как правило, стерта и заболевание легко спутать с другими патологиями органов пищеварения, а также с сердечным приступом.

При дальнейшем развитии патологического процесса наступает стадия ложной ремиссии. Острая боль постепенно стихает, состояние человека улучшается. Поднимается температура до 37–37,5 0С. На этом этапе перфорация не имеет специфических симптомов и ее легко спутать с приступом острого холецистита, панкреатита или аппендицита. Длительность этого периода составляет около 10–12 часов.

При отсутствии хирургического лечения процесс переходит в стадию развития перитонита. Состояние больного резко ухудшается. Возобновляются боли в животе, которые становятся нестерпимыми. Живот становится твердым «доскообразным» за счет резкого напряжения мышц брюшного пресса. Температура тела растет до высоких цифр –39–40 0С.

Атипичная форма прободной язвы

В некоторых случаях образовавшееся отверстие оказывается прикрытым другими органами брюшной полости или складками сальника. Развивающийся при этом воспалительный процесс имеет локальный характер и не распространяется на все отделы живота. Такая форма заболевания называется пенетрация.

Первоначально сильные боли постепенно стихают, состояние больного стабилизируется. Кажущаяся легкость течения заболевания обманчива: поступающий из отверстия пищеварительный сок с частицами пищи разъедает и инфицирует соседние органы, что приводит к развитию хронических нагноений (абсцессов) и локального перитонита.

При образовании спаек, отграничивающих содержимое желудка от остальной брюшной полости возможно самопроизвольное излечение.

Методы диагностики

Заподозрить прободение желудка можно при расспросе пациента. Некоторые больные отмечают такие предшествующие заболеванию симптомы, как боль в животе, небольшое повышение температуры тела, тошноту, изжогу. Большинство имеет диагностированную язву желудка или хронический гиперацидный гастрит. С особым внимание нужно относиться к пожилым пациентам, так как у них симптомы прободения стерты.

Окончательная постановка диагноза проводится с помощью инструментальной диагностики. При нарушении целостности стенки органа в брюшную полость поступает воздух и в ней формируется газовый пузырь. Его обнаружение – задача диагностических процедур. Основные из них:

  1. УЗИ брюшной полости – с помощью ультразвука визуализируется свободный воздух. Возможно увидеть и перфоративное отверстие. Плюс этого метода в простоте выполнения, доступности и быстром получении результатов.
  2. Рентгенография. Достаточно давно используемый и надежный способ диагностики. С его помощью выявляется газовый пузырь в брюшной полости. Исследование проводится без использования контраста.

  3. Компьютерная томография
    . Самый современный диагностический метод. Позволяет получить снимок непосредственно места перфорации.
  4. Гастроскопия. Применяется при подозрении на прободение желудка, но невозможности обнаружить воздух в брюшной полости другими методами.

Дифференциальную диагностику прободения желудка важно проводить с патологиями, вызывающими симптомокомплекс «острого живота»:

  • приступ острого холецистита;
  • острый панкреатит;
  • кишечная непроходимость;
  • инфаркт миокарда;
  • расслоение аорты.

Как оказать первую помощь

При подозрении на перфорацию необходимо срочно обратиться к врачу за медицинской помощью: вызвать скорую помощь или приехать в приемное отделение хирургического стационара. Если врачебная помощь по каким-то причинам недоступна, то до прибытия доктора надо принять следующие меры:

  1. Не давать больному есть и пить – это необходимо для того, чтобы уменьшить выход желудочного содержимого в брюшную полость.
  2. Уложить человека на бок, с прижатыми к животу ногами – такая поза уменьшает боль и кровопотерю.
  3. По возможности положить лед на верхнюю часть живота (хорошей заменой льду будут продукты из морозилки). Холод снижает боль, вызывает спазм сосудов, что снижает кровопотерю.
  4. Важно контролировать частоту сердечных сокращений и температуру тела для понимания стадии заболевания.
  5. Не нужно давать больному анальгетики, спазмолитики и антациды. Эти препараты не облегчат состояния и при приеме через рот могут нанести вред.

Полезное видео

Какими симптомами сопровождается прободение желудка можно выяснить в этом видео.

Лечение

Лечение перфорации желудка проводится только хирургическим путем. При подтверждении диагноза проводится экстренная операция. В зависимости от стадии заболевания и распространённости воспалительного процесса оперативное вмешательство может выполняться с помощью лапароскопии или через стандартный доступ через большой разрез.

Лапароскопию используют на начальных стадиях заболевания при отсутствии перитонита. При позднем обращении за медицинской помощью развивается разлитое воспаление брюшины, которое требует длительного лечения и нескольких операций. Помимо хирургического вмешательства для успешной и полной реабилитации больного проводят лекарственную терапию язвенной болезни.

Осложнения

Осложнение перфорации желудка – разлитое воспаление брюшины (перитонит). Это тяжелое заболевание, угрожающее жизни человека и требующее немедленной хирургической операции. При отсутствии лечении перитонит приводит к гибели больного из-за развития заражения крови, интоксикации и септического шока.

Прогноз и профилактика перфорации желудка

Прогноз при этом заболевании неблагоприятный, так как оно несет угрозу жизни больного. Особенно низка вероятность выздоровления при развитии разлитого перитонита. Благополучный исход зависит от возраста больного (чем моложе пациент, тем выше вероятность полного выздоровления) и сроков начала оказания медицинской помощи. Если лечение начинается на стадии перитонита, то это резко снижает процент полностью выздоравливающих.

Профилактика прободения желудка – лечение заболеваний, повышающих риск развития перфорации: язвы желудка, острых язв, возникающих при употреблении лекарственных препаратов. При хронических заболеваниях ЖКТ важно избегать употребления алкоголя, острой и грубой пищи, переедания.

Ощущение пустоты в желудке: причины для рассмотрения

желудок Он выделяется именно потому, что он является основным органом пищеварения и, таким образом, становится самой большой частью нашей пищеварительной системы. Представлена ​​форма своего рода эластичной сумки, которая обладает способностью увеличиваться или уменьшаться в размерах в зависимости от количества пищи, которую она содержит. Что касается его формы, внешнего вида и структуры, он имеет два отверстия: одно из них сообщается с пищеводом, и именно туда входит пища, которую мы едим (кордия); в то время как другое из этих отверстий проводит эти продукты в кишечник после их переваривания (привратник желудка).

Его основная функция – переваривать пищу, которую мы потребляем. Фактически, он смешивает, растворяет и хранит пищу, которую мы едим после того, как остаюсь в желудке в течение необходимого времени, образуя своего рода кашу, известную как хинная кость, которая в конечном итоге постепенно переходит в тонкую кишку. В свою очередь, желудок имеет очень твердую слизистую оболочку, которая выполняет основную функцию: защищать его от желудочного сока, что очень важно, так как в противном случае он сам переварился бы.

Но иногда это покрытие изнашивается, и пищеварительные соки имеют тенденцию раздражать слизистую оболочку желудка. В свою очередь, определенные Условия и расстройства желудка что, среди многих других симптомов, может привести к появлению чувства, что у нас натощак, Зная, какие причины могут вызвать этот симптом, очень полезно, особенно для тех, кто страдает привычно и не знает, почему он возникает.

Каковы причины, которые вызывают чувство пустого желудка?

Хотя это имеет отношение к ощущению пустого желудка только тогда, когда мы голодны и не ели в течение нескольких часов (например, на работе или в школе или после диеты, которая заставляет нас есть меньше о еде и космосе их в течении дня) правда в том что на самом деле мы сталкиваемся с общим симптомом при определенных состояниях, расстройствах и заболеваниях, которые влияют на желудок.

Язвенная болезнь желудка

При язвенной болезни желудка обычно возникает ощущение пустоты желудка, знак, который чувствуется особенно между 1 и 3 часами после еды. Эта язва образуется, когда слизистая оболочка, которая защищает желудок или тонкий кишечник от сильной желудочной кислоты в желудке, разрывает, вызывая эрозию.

На самом деле чувство пустоты в желудке – не единственный симптом, часто встречаются и другие признаки: чувство переполнения, особенно при питье жидкости, боль в животе, которая может просыпаться ночью во время сна, потеря веса , усталость, дискомфорт, который локализуется как в верхней части, так и в центральной части живота, легкая тошнота и черный и липкий или кровавый стул.

С другой стороны, существует ряд факторов, которые могут влиять на образование язвенной болезни: наиболее распространенным является заражение бактерией Helicobacter pylori. Они также появляются в результате регулярного приема определенных лекарств (ацетилсалициловой кислоты, ибупрофена или напроксена), злоупотребления употреблением кофеина и / или алкоголя, стресса и тревоги или следования диете с низким содержанием клетчатки.

гастрит

гастрит Это также распространенная причина, чтобы всегда чувствовать себя натощак. в основном состоит из раздражения и воспаления слизистой оболочки желудка, который является слоем, который выравнивает желудок внутри и защищает его точно от огромной кислотности различных желудочных соков.

Его причины одинаково различны, и, как и при язвенной болезни, на нее также влияют инфекция Helicobacter pylori или нервные и эмоциональные стрессы, которые вызывают чрезмерный стресс и беспокойство (это то, что традиционно известно как нервный гастрит). В свою очередь, есть и другие причины: регулярное употребление нестероидных противовоспалительных средств, злоупотребление алкоголем …

Помимо ощущения пустоты в желудке, появляются и другие симптомы, такие как жжение во рту желудка (в начале), боль и дискомфорт, газ в виде отрыжки, тошнота, рвота и присутствие крови в стуле. или в рвоте. Эта статья опубликована только в ознакомительных целях. Это не может и не должно заменить консультацию с врачом. Мы советуем вам проконсультироваться с вашим доверенным врачом. темыЖелудочно-кишечные расстройства

Михаил Васильевич Попов отвечает на вопросы, часть вторая (August 2020)

Перфорация желудка – образование сквозного отверстия в стенке желудка, сопровождающееся попаданием его содержимого в свободную брюшную полость. Критериями прободения стенки желудка являются острая боль в животе, перитонеальные симптомы, явления шока. В диагностике решающее значение имеют эзофагогастродуоденоскопия, УЗИ и обзорная рентгенография органов брюшной полости, диагностическая лапароскопия. Лечение только хирургическое; может осуществляться как открытым, так и лапароскопическим методом. Если во время операции не производится ваготомия, пациент в дальнейшем нуждается в длительном медикаментозном лечении.

Общие сведения

Перфорация желудка является частым осложнением язвенной болезни, шоковых состояний, злоупотребления алкоголем и приемом некоторых лекарственных средств. Частота прободения желудка составляет примерно 1 случай на 5000 взрослого населения. Данное осложнение развивается у каждого десятого пациента с язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, а среди всех осложнений язвенной болезни составляет не менее 15%.

Мужчины сталкиваются с перфорацией в 15-20 раз чаще, чем женщины; как правило, это осложнение возникает у молодых мужчин трудоспособного возраста (20-40 лет). Из-за сезонных обострений пептических язв прободение чаще всего происходит весной или осенью. Перфорации желудка неязвенной этиологии встречаются примерно в 10% случаев, практические всегда пациенты – это дети и молодые люди.

Причины

Перфорация желудка может произойти на фоне обострения язвенной болезни, приема алкоголя, лечения некоторыми медикаментами, переедания, физического и морального перенапряжения. У пожилых пациентов язвенный анамнез может отсутствовать, так как для них характерна стертая картина заболевания. Для формирования сквозного отверстия в стенке желудка имеет значение разрушение всех ее слоев соляной кислотой, повышение давления в полости желудка. Наиболее вероятные причины:

  • H.pylori. Острые язвы желудка чаще всего никак не связаны с инфицированием H.pylori. Верификация же пептической язвы в 95% случаев говорит о ее хеликобактерной этиологии. В этом случае острая язва является одним из этапов развития язвенной болезни желудка.
  • Острые язвы неинфекционной этиологии. Основой для перфорации желудка могут служить лекарственные язвы, синдром Золлингера-Эллисона и другие эндокринные нарушения, гепатогенные, панкреатогенные и другие виды острых язв (например, при болезни Крона).
  • Осложнение другой патологии. Острая перфоративная язва желудка может осложнить течение инфаркта, ожоговой болезни, инсульта и других тяжелых состояний.

Хроническая перфоративная язва также является одним из этапов прогрессирования язвенной болезни желудка. Формируется она при отсутствии лечения острой язвы.

Классификация

По локализации перфорация желудка может произойти по передней или задней стенке, большой либо малой кривизне желудка. По течению выделяют:

  • перфорацию желудка в типичной форме – излитие желудочного содержимого в брюшную полость с развитием разлитого перитонита
  • перфорацию в атипичной форме – прикрытая перфорация желудка – сальником, поджелудочной железой и другими органами, складками самой слизистой желудка, пищей
  • в виде пенетрации – дно перфорации открывается не в брюшную полость, а в соседние органы, в толще которых происходит дальнейший процесс разрушения тканей.

Симптомы перфорации желудка

В течении перфорации желудка выделяют три стадии: шока, ложного благополучия и перитонита. Стадия шока начинается в момент свершения перфорации и попадания содержимого желудка на листки брюшины. Пациент ощущает острую невыносимую боль, возникшую в верхних этажах брюшной полости и быстро распространившуюся на весь живот. Некоторые пациенты становятся возбужденными, кричат и мечутся. Тяжесть общего состояния быстро нарастает: кожные покровы становятся бледными и влажными, пульс замедляется, артериальное давление снижается. Передняя брюшная стенка значительно напряжена, больной занимает вынужденное положение с прижатыми к животу коленями, на боку.

Через некоторое время (около семи часов) боль начинает ослабевать, а иногда и совсем исчезает. Живот становится не таким напряженным, постепенно усиливается его вздутие. Кишечные шумы при аускультации исчезают («немой» живот). Начинает нарастать тахикардия, может возникнуть аритмия; сохраняется артериальная гипотензия. Период ложного благополучия может длиться до двенадцати часов.

В течение двух предыдущих стадий у пациента постепенно формируется перитонит. Тяжесть состояния снова начинает усугубляться: больной заторможен, кожные покровы землисто-серые, покрыты липким потом. Передняя брюшная стенка напряжена. Значительно снижается количество вырабатываемой мочи, вплоть до полной анурии.

При развитии атипичной формы заболевания возможна перфорация желудка в забрюшинную клетчатку, также отверстие может быть прикрыто окружающими органами, пищей в полости желудка; возможно отграничение процесса при наличии большого количества спаек. Прикрытие перфорации может быть кратковременным, длительным и постоянным. Такие формы перфорации желудка могут протекать намного легче, возможно даже самостоятельное излечение. Кроме перитонита, осложнять течение перфорации желудка могут сепсис, шок, гиповолемия.

Диагностика

Ведущую роль в постановке диагноза перфорации желудка играет правильно и точно собранный анамнез. Консультация гастроэнтеролога и врача-эндоскописта нужна всем пациентам с подозрением на это грозное состояние, особенно при возможном наличии прикрытой перфорации желудка. Лабораторные анализы не дают достоверной информации для установления диагноза, однако их проведение необходимо как часть подготовки к оперативному вмешательству. Основными методами выявления перфорации желудка являются:

  • эзофагогастродуоденоскопия (позволяет визуализировать язву в желудке и обнаружить ее прободение)
  • УЗИ органов брюшной полости (определяет выпот и признаки перитонита)
  • обзорная рентгенография ОБП (выявляет свободный газ, выпот в брюшной полости).
  • диагностическая операция. При затруднениях постановки диагноза, подозрении на прикрытую перфорацию желудка используется диагностическая лапароскопия.

Перфорация желудка входит в понятие «острого живота», поэтому ее следует дифференцировать с острым аппендицитом и холециститом, панкреатитом, почечной и печеночной коликой, распадом опухоли, тромбозом мезентериальных вен, разрывом аневризмы брюшной аорты, инфарктом миокарда, пневмонией, осложненной пневмотораксом либо плевритом.

1. КТ ОБП. Перфорация язвы желудка. У пациентки свободный газ в брюшной полости под диафрагмой.

Лечение перфорации желудка

Пациент нуждается в ургентной госпитализации в отделение интенсивной терапии. На сегодняшний день радикальные резекции желудка при его перфорации практически никогда не проводятся. В зависимости от клинической ситуации возможно использование различных методик ушивания перфорации желудка.

Простое ушивание язвы желудка проводится молодым пациентам без язвенного анамнеза, пожилым больным с высоким риском оперативного и анестезиологического пособия, при наличии разлитого перитонита. При отсутствии перитонита данная операция дополняется селективной проксимальной ваготомией, что позволяет избежать длительного лечения в отделении гастроэнтерологии в последующем.

При наличии язвы в пилорическом отделе желудка, сильном кровотечении, пенетрации язвы, стенозе выходного тракта желудка, а также ослабленным пациентам с высоким риском оперативного вмешательства производится иссечение язвенного дефекта, стволовая ваготомия и пилоропластика. Если у больного имеется сочетанная форма язвенной болезни, либо в анамнезе есть указания на повторную перфорацию желудка, данное оперативное вмешательство дополняется гемигастрэктомией.

Хорошие результаты наблюдаются на фоне эндоскопического и лапароскопического лечения. Дополнить оперативное лечение перфорации желудка могут эндоскопическое лечение язвы желудка, эндоскопическая ваготомия. Если требуется снизить риск хирургического вмешательства и летальности в послеоперационном периоде, возможно проведение лапароскопической тампонады перфорации желудка участком сальника, передней серомиотомии, дистальной резекции желудка. Подобные оперативные вмешательства лучше переносятся пациентами, обеспечивают более быстрое выздоровление.

После проведения оперативного лечения обязательным условием для выздоровления является консервативная эрадикация инфекционного агента (Н.pylori), отмена нестероидных противовоспалительных препаратов (если их назначение привело к формированию язвы желудка) или замена их на ингибиторы циклооксигеназы-2.

Прогноз и профилактика

Прогноз при перфорации желудка очень серьезный, так как несвоевременная диагностика этого состояния может приводить к смерти пациента. Среди молодых людей смертность составляет от 1 до 5% (в зависимости от клинической ситуации, времени обращения за медицинской помощью и многих других факторов), у пожилых пациентов этот показатель возрастает в несколько раз. Профилактика перфорации желудка вторична – необходимо вовремя диагностировать и лечить заболевания, которые могли привести к этому состоянию.

Источник статьи: http://snab-complect.ru/chuvstvo-dyry-v-zheludke/

Рейтинг
( Пока оценок нет )
С болезнью на ТЫ